6 февраля 2017 г.

Федор фон Карачай. Когда молчат пушки




Inter arma silent Musae
Когда говорят пушки, музы молчат


Герб рода Карачаев.
Grafen Karaczay von Valleszaka-Moldavai 1830

Любому человеку иногда хочется остановить мгновение. Сейчас, когда фотки не умеют делать разве что зубные щетки, мгновения фиксируются с необыкновенной легкостью. Раньше, чтобы оставить что-то на память, приходилось браться за перо, или за карандаш, или за кисти. Такие свидетельства времени гораздо более эксклюзивны, чем миллионы фоток «я у пальмы», поэтому всё «забытое старое» читается и рассматривается нами с таким интересом.

 

Федор фон Карачай. Омиш (1834)

История Боки Которской и нынешнего черногорского Приморья не будет полной, если попытаться каким-либо чудесным образом исключить влияние Австро-Венгерской империи на этот регион, на Далмацию, да и на все Балканы в целом.
Однако, сможете ли вы быстро и не задумываясь вспомнить хотя бы одну историческую Австрсто-Венгерскую личность? Личность, судьба которой связана именно с Бокой и/или Приморьем?
Я совершенно не сомневаюсь, что большинство сразу же назовет Мамулу! Австро-Венгерский генерал-майор, хорватский серб, барон Лазарь фон Мамула, наместник Далматского королевства с 1859 по 1865, оставил на острове Ластавица такой памятник - крепость собственного имени, что забудут его еще не скоро. Но в этой расСказке речь пойдет о гораздо менее известном офицере (позднее генерале), венгерском хорвате, графе, коменданте Котора …


Федор фон Карачай. Герцег Нови (1837)

Хорваты из знатного рода Карачай бежали в Венгрию от турок, побросав всё нажитое. Жизнь пришлось начинать заново. Но так как мужчины во многих поколениях этого рода были военными, то пообвыклись на новом месте жительства Карачаи достаточно быстро. В 1775 году Петр Карачай получил от кайзера Йозефа титул барона. Его сын, Андреас в 1798 году получил графский титул. У генерала от кавалерии Андреаса фон Карачая было четыре сына: Йозеф, Федор, Андреас и Алфеус. Фельдмаршал Граф Андреас Карачай де Валечака (сын Андреаса), кавалер ордена Марии Терезии, в юности был представлен (тогда еще капитану) Эстерхази. (Торт помните?) Перед битвой при Фокшане (1 августа 1789 г.) фон Карачай обеспечивал прикрытие и строительство одного из трех мостов через реку Тотрус. Его отряд был внезапно атакован превосходящими силами турков. Отбросив неприятеля, он закончил строительство моста, по которому реку перешел армейский корпус генерала Суворова. После битвы (тогда еще) граф Рымникский сердечно поблагодарил (тогда еще) барона Андреаса. Императрица Екатерина II наградила его орденом Святой Анны, от которого фон Карачаю пришлось отказался, так как в то время австрийским военным было запрещено получать награды других государств. Тогда Екатерина назначила третьего сына Андреаса фон Карачая, чьим крестным отцом был Суворов, лейтенантом в Фанагорский полк.


Граф Федор фон Карачай

Выбрал военную карьеру и брат Андреаса граф Федор (Graf von Fedor Karacsay / Theodor Karacsay von Walje Szaka / Karaczay de Wallje-Szaksa / Teodor (Fedor) Karačaj fon Valje-Scaka / Fedor Grafen von Karacsay, k.k. Obrist).
Федор фон Карачай (03.10.1787 – 07.02.1859) получил прекрасное образование. Он знал несколько языков: помимо немецкого и венгерского, говорил на сербском, итальянском, французском, латинском, турецком и албанском. Фон Карачай обладал несомненным литературным талантом, изучал историю разных народов. В официальном перечне венгерских авторов упоминается восемь его работ на немецком и французском языках. Карачай принимал участие в составлении военных справочников и нескольких путеводителей. На французском языке вышли путеводители по Сицилии, Риму, Неаполю, Лондону, Молдавии, Буковине, Валахии и Бессарабии. Кроме того Федор был прекрасным картографом.
Федор фон Карачай окончил военную академию в Винер-Нойштадте, в 1805 году он был кадетом Лихтенштейнского гусарского полка, в 1813 служил лейтенантом во время сражения при Дрездене, которое закончилось поражением Богемской армии и победой Наполеона. Позже адъютантом эрцгерцога Максимилиана Йозефа Габсбурга-Эсте, а затем командиром полка в Мантуе.


Граф Федор фон Карачай (1826)

И наконец получил должность, которая и определила его в герои именно черногорских расСказок. В 1835 – 1839 г.г. полковник граф Федор фон Карачай занимал должность коменданта города и крепости  Котор.
Я не рассказал еще об одном увлечении графа Карачая. Г-н полковник был заядлым рисовальщиком – акварелистом. Намеренно не называю его художником. Конечно, сложно сравнить акварели фон Карачая с восхитительными работами настоящих мастеров, его современников – отца и сына, Якоба и Рудольфа фон Альтов. Однако граф имел острый глаз и твердую руку, поэтому его многочисленные акварели могут служить прекрасными историческими документами. Зачастую именно эти работы являются первыми цветными изображениями, на которых зафиксировано то или иное исторического событие, конкретное место или архитектурное сооружение.


Федор фон Карачай. Герцег Нови.
Площадь Трг перед городскими воротами (1837)


Герцег Нови. Площадь Трг перед городскими воротами.
Фотография Алексея Коимшиди
1. Старая башня - Западный бастион
2. Новая часовая башня
Фотография Алексея Коимшиди

      Посмотрите на Трг - главную площадь Герцег Нови в исполнении Карачая. Не узнаете? Это объяснимо. Свою акварель граф нарисовал в 1837 году. А символ Герцег Нови, восьмигранную часовую башню, начали строить только через 19 лет. Для её строительства пришлось разобрать часть крепостной стены, реконструировать арочный проход (он виден на акварели). Старую оборонительную башню - Западный бастион, которая изображена на рисунке, сегодня уже почти не видно за домами.


Федор фон Карачай. Герцег Нови (1837)

Фон Карачай многократно изъездил вдоль и поперек земли Австрийской Албании (Которской провинции), собрал обширный материал о людях, культуре, обычаях, истории и географии и оставил сотни изображений этих мест от Задара до Бара. Он оставил множество описаний и изображений Турции, Албании и Черногории. Его рукопись составила 369 рукописных страниц, с большим количеством карт, гравюр, акварелей.
В 1838 году фон Карачай подготовил к печати книгу, в которую кроме сведений о Которской провинции, Черногории, Турции и Албании вошли его заметки о Петре II Петровиче Негоше. Работа была иллюстрирована авторскими акварелями. Книга, подвергшаяся некоторым цензурным сокращениям, была одобрена для печати в апреле 1839 года. Его акварели Боки и Далмации были собраны в специальном альбоме «100 видов восточного побережья Адриатического моря». Побережье Боки представлено в альбоме четырьмя десятками рисунков.


Федор фон Карачай. Доброта, Котор, Прчань, Пераст
Федор фон Карачай. Котор.
Площадь Трг перед церковью Св.Луки (1837)

Федор фон Карачай. Пераст. 1837

К громадному сожалению, мне удалось найти не так много далмацко-бокельских работ фон Карачая. Особенно обидно, что именно рисунки Боки оказались выложенными в сеть просто в ужасающем качестве! Есть подробное описание многих из них, но что толку, когда на таких репродукциях всё равно ничего не видно.
Немного выручили акварели Герцог Нови, репродукции которых мне удалось отыскать.
Интересно, что все рисунки имели двухстрочную подпись. Но нижнюю строчку умудрились отрезать еще при первой подготовке альбома к печати.



Федор фон Карачай. Герцег Нови (1837)

Фон Карачай описал первый визит европейского суверенного монарха, саксонского короля Фридриха II Августа, в Черногорию, в 1836 году. Для сопровождения Фридриха II в Цетине которский комендант распорядился выделить не регулярных австрийских солдат, а 30 бокельцев. Дипломат!
На австро-черногорской границе саксонского короля встретил владыка Петр II Петрович Негош, в сопровождении такого же количества своих переняков. Фридрих Август подарил Негошу бриллиантовое кольцо. После визита в Цетине саксонский монарх, в сопровождении полковника Карачая, прибыл в Будву, где, после осмотра города, сел на корабль и отправился в Герцег Нови и Пераст.
Визит был запечатлен Карачаем на нескольких акварелях, которые имеют особую документальную ценность, т.к. на них в цвете можно увидеть изображение Петра II Петровича Негоша.
В утреннем свете у цетинского монастыря Петр II Петрович Негош приветствует короля Фридриха Августа. Монастырь показан точно, почти во всех деталях, со старой, позже модифицированной колокольней, «крепостными» стенами, храмом и Табией, башенкой, на ограду которой черногорцы насаживали на колья срубленные турецкие головы. Акварель Карачая выполнена 31 мая 1838 и подписана автором. Её можно считать наиболее надежным историческим свидетельством. Тем не менее, пытливые исследователи отмечают несоответствие деталей, изображенных на акварели тому историческому эпизоду, в котором фон Карачай несомненно лично участвовал.
Известно, что Негош встретил саксонского короля на границе в горах утром в обычном черногорском костюме, а в епископском облачении он приветствовал Фридриха Августа перед монастырем в Цетине уже ночью. Так же на акварели отсутствуют сопровождавшие владыку и короля свиты.


Федор фон Карачай. Встреча Саксонского короля в Цетине, 1838

Граф Карачай был в прекрасных отношениях с Петром II Петровичем Негошем. По его свидетельству, Негош еще слишком молод, несомненно красив и одарен многими талантами, отдает много времени изучению иностранных языков и зарубежной литературы. Негош поэт, и желанием его стало создание справедливого управления и просвещения своих соотечественников. Он одержим идеями, имеет мягкий характер, пламенный темперамент и богатое воображение, но при этом не имеет какого-либо опыта. Это часто мешает Негошу в переговорах. Он любит образование: основал в Цетинье и Добрско Село начальные школы, установил печатный станок, на котором издаются учебники, литературные произведения и газетные листки. Негош намерен присоединить к Черногории Грахово и другие герцеговинские земли, в которых живут православные. Он надеется, что, в конечном счете, Шкодер, Ульцин, Бар и Дубровник станут черногорскими. Он желает присоединить к Черногории Спуж, Жабляк и Подгорицу, чтобы восстановить Иванбеговину (государство в границах княжества Ивана Черноевича).
Фон Карачай установил тесные связи и с другими Петровичами: с двоюродным братом владыки Джорджие Петровичем Негошем, который в конце ноября 1835 года вернулся после обучения в России, с дядей Негоша Лазо Пророковичем, чьи два сына посещали школу в Которе, а также и другими черногорцами, которые посещали Боку. Он легко общался со многими черногорцами и их женами на базаре в Которе. Карачай в течение многих лет собирал материалы об истории Черногории, её населении, обычаях, управлении, экономике и культуре. Владыка Раде неоднократно передавал которскому коменданту различные сведения о своей стране … а тот, в свою очередь, передавал их губернатору Далмации генерал-майору Венцелю фон Лилиенбергу (Wenzel Vetter Graf von Lilienberg). В исторических архивах Задара и Вены сохранились его многочисленные донесения. Ничего личного, только работа!


Федор фон Карачай. Герцег Нови (1837)
Федор фон Карачай. Герцег Нови (1837)
Федор фон Карачай.
Форт Св.Троицы (1838)

Увлеченный картограф, Карачай начал собирать данные для создания карты Черногории. Он намеревался совершить путешествие до Шкодера, а затем через Цетинье вернуться в Боку. Об этом полковник проинформировал Лилиенберга и известил, что в ходе поездки будет днем собирать статистические, топографические и другие данные, которые будет обрабатывать и записывать по ночам. Однако губернатор Далмации такую экспедицию не одобрил. Карачаю совершенно секретно сообщалось, что Австрия не намерена делать такие подарки черногорскому Митрополиту. К тому же империя поддерживает искренние дружеские связи с Портой, и не может таким образом признавать независимость Черногории.
Раз не получилось пройти Черногорию самому, то надо было добывать сведения для карты иными путями. На тот момент лучшей считалась карта Черногории и Брда, выполненная Георгием Твердохлебовым, который посетил страну в 1832 году. Фон Карачай навестил Негоша в монастыре Подмаине в феврале - апреле 1836 года. Во время встречи Карачай рассказал владыке о своей работе и поинтересовался, нет ли у того русской карты. У Петра II карты не оказалось, но он заверил которского коменданта, что попросит родственников в Санкт-Петербурге прислать ему копию. Во время этой встречи Карачай рисовал монастырь и Негоша, который был в обычной одежде с феской на голове и меховой накидкой на плечах. На акварели Карачая Негош больше похож на турецкого пашу, чем христианского владыку.
Карту Твердохлебова граф Карачай все же получил. Есть информация, что доставил ее летом 1837 года и дал возможность скопировать русский подполковник Яков Озерецковский, направленный в Черногорию с особой миссией.
К большому сожалению твердохлебовскую карту мне найти не удалось. Было бы весьма интересно сравнить её с карачаевской.


Федор фон Карачай. Карта Черногории (1838, с исправлениями 1841 года)

История с картой не единственная, в которой графу Карачаю пришлось близко общаться с русскими. Но если русская карта досталась ему буквально «за красивые глаза», как союзнику, то летом 1838 Австрия столкнулась с Черногорией в реальном конфликте, и русские естественно были на стороне последней.
Вы конечно прекрасно помните о том пограничном конфликте, когда капитан Егор Ковалевский волею случая стал вдруг предводителем черногорцев, и эти головорезы (в прямом смысле этого слова) разметали австрийских солдат по Паштровичевой горе. Австрийцы не турки, головы им сечь не стали, но расправились с ними весьма жестоко и беспощадно. Петр II Петрович Негош ликовал: дружба – дружбой, но победить австрийцев в настоящем бою, это дорогого стоит! Он велел собрать брошенное австрийцами оружие и устроил в Цетине музей, куда непременно водил всех заезжих иностранцев. Однако, как не сладок был вкус победы, а надо было договариваться с Австрией, решать пограничный вопрос. По совету Уполномоченного с русской стороны в комиссии по разграничению между Австрией и Черногорией в 1839-1842 г.г. Александра Владимировича Чевкина Негош вернул оружие, захваченное в Паштровичах, чтобы не будоражить память австрийцев о кровавом конфликте.


Руины форта Св. Спиридона
Возведен на Паштровичевой горе в 1838 году

Руины форта Копац
Возведен на Паштровичевой горе в 1838 году

Комендант Котора, хотя и запечатлел бой на акварели, сам лично в нем участия не принимал, но вот в комиссии по новому разграничению ему поработать пришлось. Сначала переговоры шли очень тяжело. Как указывал сам Карачай в своих рапортах, черногорцы всячески стремились обеспечить себе выход к морю. И лишь когда Черногорию покинул Егор Ковалевский, договариваться стало легче. До моря Черногорцы не дотянулись, но границу в Паштровичах все же сдвинуть сумели. Черногория также получила от Австрии денежную компенсацию и разрешение на провоз оружия, амуниции, соли через бокельские австрийские порты.

Фрагмент карты Федор фон Карачая.
 Перенос границ в Паштровичах

Сведения о судьбе Федора фон Карачая после 1839 года весьма обрывочны. Летом 1849 года он был назначен посланником к Белградскому паше, осенью того же года послан на дипломатическую работу в Константинополь. Карачай остался верен себе. Во всех странах, которые графу пришлось посещать, он занимался сбором информации об обычаях и культуре местных жителей и рисовал акварели. В 1853 году фон Карачай проинформировал кафедру истории Венгерской Академии наук о своем намерении начать исследования и сбор материалов касающиеся происхождения венгров. К этому времени он служил в Тегеране, и намеревался отправиться в Герат и Бухару, а также надеялся достичь Самарканда, и мест расселения уйгуров, которых Карачай считал предками венгров. Неизвестно насколько полно он смог реализовать свои научные планы, но вот акварелей после его путешествий по востоку осталось множество.
В Персии генерал Карачай занимался задачами военной организации, картографии и обучения. В 1854 году он был назначен в генеральный штаб шаха. Сегодня иранская история считает его организатором современной иранской армии.
2 июля 1859 года генерал Федор фон Карачай погиб в Тегеране в ходе начавшегося на берегах Персидского залива очередного военного противостояния.


Федор фон Карачай. Эрзерум

Основные источники знаний:
Zorica Čubrović - Istraživanja Kule gradskog sata u Herceg Novom
Cvito Fisković - Dubrovnik u akvarelima Fedora Karačaja početkom 19. stoljeća
Velimir Vujacic - Njegoš i Crna Gora u dalmatinskoj periodici
Ina Beović - Slika grada Omiša od 1797. do 1945. godine
Mladen Lompar - Od izvanjaca do novih tendencija


P.S. Тем, кто уже успел позабыть о Егоре Ковалевском и битве на Паштровичевой горе, советую перечитать расСказку «Делай, что должно, и будь что будет»


Комментариев нет:

Отправить комментарий